Инвалидность – не приговор...

7 минут на чтение

… Я услышала крик малыша и болезненно улыбнулась... Операция ещё не завершилась, врачи ещё колдовали над маткой и швом. А я ничего не чувствовала, я лежала расслабленная, видя перед собой лишь перегородку из голубой ткани и яркий свет ламп. Наркоз действовал, ноги и руки не шевелились, мышцы, отвечающие за движения, отяжелели, по вене бежал холодный раствор из капельницы, но мозг был в полном сознании, и я понимала, что вокруг происходит. На миг врачи-анестезиологи посторонились и мило заулыбались. Заботливые руки медсестры помогли повернуть мою голову влево. И акушерка поднесла мне уже вымытого сына, завёрнутого в пелёнку. Сквозь щёлочки смотрели серьёзно так маленькие тёмные глазки. Сын мой недовольно и обиженно оглядел меня, точно хотел сказать:

«Так, Мам… И зачем меня вытащили??? Кто мне может сказать? Мне и там было неплохо, тепло, уютно, и кормили вкусно. А тут холодно и страшно. И ещё хлопнули по попе... Больно же. И кто эти люди в голубых халатах?? Мама, Мама… Ну зачем ты дала им это сделать? Это же форменное издевательство над человеком… Ну ничего. Погоди, я еще отыграюсь».

Но я только слабо улыбнулась в ответ, ответить что-либо я была не в состоянии, а присутствующий на родах муж, когда ему поднесли показать сына, тихо сказал:

- С Днём Рождения, Сынок!!!

Рождение ребенка – всегда большой праздник для родителей и их родственников. Интересное положение будущей мамы сопровождается как радостью и ожиданием чуда, так и мелкими проблемами, связанными с перестройкой женского организма, развитием внутри него плода с характером будущего человечка. Но для одной категории людей ещё недавно рождение детей было под запретом. И врачи старого мышления, и многие родители избегали данных проблем тем или иным способом. Я говорю о семейных парах инвалидов. Да, да, об инвалидах, которые очень хотят иметь детей, но боятся обсуждения и непонимания в обществе. Существуют мифы, что инвалидам нельзя иметь детей, потому что их заболевания передаются детям, что женщины-инвалиды не выносят плод, не смогут ухаживать за детьми правильно и воспитывать их, но давайте разбираться, так ли это на самом деле…

Расскажу немного о себе… Я – инвалид 1-ой группы, ДЦП, колясочница. Я всегда, несмотря на своё заболевание, шла наперекор судьбе и приговору врачей, которые говорили моим родителям неутешительные вещи. Моя настырность и упрямство делали своё дело.

Впервые я увидела семьи инвалидов с детьми в Венгрии, где проходила лечение в 1987-89 и 1998=99 годах. Нам, прибывшим из СССР (страны, в которой инвалидность была пороком, а инвалиды сидели дома в четырёх стенах или в спец. интернатах) , показалось очень странным, что на улицах Будапешта можно встретить много инвалидов и на колясках, и ходячих, и лежачих на специальных электрокаталках, и никто не смотрел на них, не смеялся над ними. Но ещё более удивляли нас семейные пары, едущие по широким тротуарам на колясках (а между ними идёт четырёх, пятилетний ребёнок, и называет их папой и мамой). Или, допустим, Он идёт, приседая на ноги, и везёт на коляске женщину с маленьким ребёнком на руках. И никто на них внимания не обращает: всё естественно. Сидят ли они в парке, в кафе, ресторане или гуляют по набережной, их воспринимают так, словно они нормальные, ничем не отличаются от здоровых. Дети к своим «особым» родителям относятся с любовью, не замечая их болезни, и, в тоже время, готовы всегда им помочь. А их сверстники не дразнят, не смеются, воспринимают это как должное. Тогда я поняла, что мы можем иметь детей. Просто всё зависит от отношения к нам родителей, друзей, общества.

С мужем мы познакомились по интернету, начали переписываться и допереписывались. Поженились… Мне 37 лет, мужу – 27. Мы с мужем – инвалиды ДЦП, но воспитывались как нормальные люди. Когда мы поженились в 2008году, то думали, что у нас будет всё, как у всех: работа, семья, дети, дом. Я всегда хотела покорить неизведанную вершину – материнство. Но как??? Боязнь неизвестного отталкивала и, в тоже время, манила к себе. И вот я стала МАМОЙ…

Непонимание со стороны врачей началось ещё до беременности, когда мы пошли на консультацию в одну гинекологию, затем в другую г.Троицка. Врач в первой консультации нормально отнеслась к моему желанию иметь ребёнка, осмотрела, муж помог положить меня на гинекологическое кресло, поговорила с нами, дала несколько рекомендаций и советов, пожелала нам удачи, и мы расстались. Но врачи другой гинекологии отреагировали не очень адекватно. Начали отговаривать, зачем, мол, нам лишние трудности, проблемы, и что мы не сможем вырастить, воспитать, поднять ребёнка. Мы непреклонно стояли на своём. И они сдались. Поставили меня на учёт…

Тут жизнь подкинула нам очередное испытание, мне нужно было забыться и уехать куда-нибудь. И тогда мы с Костиком приняли обоюдное решение – уехать к нему на «защиту» диплома, чтоб я там успокоилась, пришла в себя и забеременела. И вот за неделю почти до нашего отъезда в Караганду тест показал две полоски. Я чуть не подпрыгнула от радости на кровати, неужели получилось, и я стану мамой? От моих родителей мы скрыли до поры-до времени, но рассказали по секрету лишь своим друзьям по команде и родителям мужа – и те, и другие очень обрадовались за нас.

Первые два триместра я провела в Караганде, на родине мужа. Из-за простуды и новогодних праздников меня муж с родителями отвезли в Женскую Консультацию только на 11-ой неделе беременности. Молодая и приветливая врач приняла, осмотрела меня, назначила все анализы и УЗИ. Потом позвонила куда-то и договорилась об обследовании в центральной поликлинике города, чтобы меня посмотрели все врачи, завели карту по беременности и наблюдали, как обычно наблюдают будущих мам. Спросила, как я себя чувствую, и что у меня изменилось…. и, получив ответ, отпустила домой.

В действительности, что первая, что вторая беременность протекали для меня без осложнений. Я ела, что хотела, пила тоже. Токсикоза, вообще, не было, я это связываю с наследственностью, которой меня наделила бабушка. Она являлась истинно русской дородной женщиной и наделила меня своей фигурой и широкими бёдрами, благодаря чему я смогла выносить обоих малышей до срока, даже сидя на коляске.

На консилиуме, в новой Районной Поликлинике, врачи старой закалки, особенно невропатолог, говорили, что надо делать аборт. Дело в том, что они по старинке видели во мне немощного, умственно отсталого инвалида и не хотели дать шанс стать самой счастливой мамой на свете, несколько раз переспрашивая, понимаю ли я, что беременна…. Мне хотелось рассмеяться, и расплакаться одновременно. Как можно быть такими тупыми и отсталыми??? На дворе 21й век, давным-давно к инвалидам во всём мире изменилось отношение: и общество, и государство помогают им устроиться на работу, создать семью и всё остальное, а у наших людей мышление 19го века. Ну как так можно? И каково было удивление врачей, как округлись их глаза, когда муж и свекровь начали рассказывать обо мне и о моих достижениях. И единственный человек, который ничему не удивлялся и искренне верил, желая помочь, это молодая врач-гинеколог. Она бегала по клинике, собирала коллег в кабинет на первом этаже, поскольку лифт не работал в этот день, договаривалась с кардиограммой, анализами и УЗИ. Именно она убедила врачей, что я нормальная умственно, и не надо прерывать мою беременность. Мне завели карту, и всё….

Но такое же непонимание я встретила и у своих родителей…. Они писали мне, что ребёнок будет больной, что надо обязательно избавиться от него, иначе из-за трёх инвалидов в семье будет очень трудно и т.д. Но мы настояли на своём. Внутреннее седьмое чувство мне подсказывало, что ребёночек мой будет абсолютно здоровым. Однако чтобы успокоить моих родных, чтобы они перестали бояться и писать мне о своих страхах, мы с мужем на 18-ой неделе сделали генетический анализ крови на всевозможные болезни, которые передаются на генном уровне, в том числе, Дауна и ДЦП. Анализ оказался отрицательным. Тогда мои родные приутихли и начали готовиться к новой – старой, немного забытой для себя роли – бабушки, дедушки и тёти.

А мне надо было готовиться к появлению дочки, следить за гемоглобином, есть мясо, овощи, фрукты, молочные продукты, пить молоко и соки. Но иногда мне хотелось солёных или маринованных огурчиков и томатов, вяленой жирной рыбки. И я ела их за обедом или в салате. Костины родители меня очень полюбили и делали всё, чтоб нам было хорошо. Каждые три недели меня возили на анализы и обследование, по возможности гуляли со мной, покупали что-нибудь вкусненькое. Я не ощущала себя обузой для них…. Они хотели внуков, и мне нужно было выносить маленькое чудо, подарив его им. Но на роды нам пришлось вернуться в Россию, потому что в Казахстане мне, как гражданке иностранного государства, все роды и послеродовая реабилитация были платными. А у свекрови не так много денег…. Да и мне надо менять паспорт, сроки поджимали.

Где и как я рожала, как вынашивала и первую, и вторую беременность, что делала, чем занималась во время них, – я расскажу позже, но одно могу сказать: инвалидность – не приговор, не повод отказываться от материнства. Просто надо знать некоторые тонкости, пройти ген.анализы, чтоб обезопасить себя от лишних проблем, уметь отстаивать своё мнение и быть уверенными в себе, тогда у вас всё получится, и ваше драгоценное дитё когда-нибудь вам скажет самое желанное слово «Мама»…

Facebook Vk Ok Twitter Telegram Whatsapp Pocket

Похожие записи:

Более 220 тысяч граждан России – инвалиды по зрению, около 100 тысяч из них – тотально слепые. Как устраивают эти люди свою личную жизнь? Как им удается завоевать сердца «глазастых» соотечественников? Психологи уверены – инвалидность не должна обрекать человек...