Девиантное поведение. Модели девиантного поведения. Девиации

17 минут на чтение

Отклоняющееся поведение. Модели девиантного поведения. Девиация

Автор статьи: Кривонос Г.А.

Дюркгейм считал, что девиации играют положительную роль на социальном уровне - способствуют сохранению социального порядка. Преступление - необходимая часть всех обществ. Преступление оказывает важную услугу тем, что генерирует социальное согласие в оппозицию к нему. Все члены общества объединяются, чтобы выразить свое возмущение преступлением, тем самым, развивая между собой более тесные связи. Благодаря групповому консенсусу усиливается социальный порядок. Когда девианты наказаны, у граждан формируется солидарная общность, которая усиливает их верования.

Девиация выполняет две функции: объединение группы и установление границы между приемлемым и неприемлемым. Неисправимые девианты подвергаются тюремной изоляции или госпитализации. Они служат уроком для других. Наказание за правонарушение укрепляет нормы и правопорядок. [2, С. 104].

Самым слабым и самым массовым видом нарушения выступает девиантное поведение. Оно не сводится к многочисленным нарушениям общественного и административного порядка. Помимо негативного смысла у слова «девиантность» существует и позитивное. Отклоняться от среднего стандарта поведения можно как в отрицательную, так и в положительную сторону.

В узком значении девиантность обозначает незначительные проступки, те, что не подпадают под статью уголовного кодекса. Для более серьезных форм нарушения специалисты применяют дополнительные термины, а именно делинквентность и преступность (криминальное поведение) [1, С.149]
Выделяют следующие модели девиантного поведения, эти модели могут быть на личностном, ситуационном, средовом уровнях.

Личностная модель дает возможность типизации тех или иных особенностей личности девианта. В этой модели рассматривается не массовидная личность представителя той или иной социальной группы, а ее особенности, связанные с социальной позици­ей, социальной ролью, диспозициями и т.п. в группе.
В основу личностной модели девиантного поведения по­ложен синтез трех модальностей личности: активности, социализации, интегративности. Можно предположить, что синтез этих трех модальностей даст такие комплексные качественные, различия, которые фактически образуют несколько моделей личности.

Очевидно, построение модели девиантного поведения потребует выявления новых, более существенных типологий  личности девианта. Возможно, что современные психологическая и педагогическая науки не доросли еще до построения моделей девиантного поведения. Но, несомненно, одно, что попытки ее построения (в свете требований системного изучения личности) приведут к большей интеграции психологических, педагогических и других знаний о личности.

В настоящее время должна быть снята альтернатива соци­ально-психологической типизации особенностей личности: личностное (индивидуальное) должно выступить не единым  вариантом типического, а особенной моделью. Тогда лич­ность предстанет не как внутренний интеграл отдельных ка­честв и свойств, взятых из сравнения личностей друг друга, а как интеграл социально-психологических отношений, ко­торый можно выявить через ее (личности) взаимодействие с социальными и психологическими условиями, ситуациями и обстоятельствами жизни и деятельности. Иными словами, в основу построения модели девиантного поведения на лич­ностном уровне положен принцип анализа личности через жизнедеятельность, способ организации жизни, способность разрешать психологические противоречия.

По способу решения личностью психологических проти­воречий мы выделяем следующие типологические признаки;

  • готовность к социальным и психологическим трудно­стям или избегание, уход от них;
  • продуктивность, принципиальность в решении про­тиворечий, способность заострить противоречие для про­дуктивного решения; поверхностность в решении противо­речий, иллюзорные решения (разрыв и противоречие сло­ва и дела, ценностей и поступков, которые выступают в таком, решении);
  • способность длительно выдерживать противоречия, свя­занные с социальной позицией (скажем, быть не в ладу с самим собой), «способность выдерживать противоречие смысла жизни и жизненной позиции» (К.А. Абульханова-Слаеская);
  • способность и готовность личности реагировать на то или иное противоречие, проявляя адекватность (или неадек­ватность) реакции на противоречие.

Выделение этих признаков противоречий позволяет об­наружить проблему, связанную с построением модели девиантного поведения, важным элементом (особенности) которой, безусловно, является объективация личности в ее жизни и деятельности, действиях и поступках. Сложилось представление, что стремление объективировать себя, т.е. воплотить, выразить себя в жизни, в социальной действи­тельности, является одним из самых сильных-устремлений, потребностей личности. Между тем специфические особен­ности этой социально-психологической объективации, этой потребности весьма разнообразны. Для одного человека, скажем, объективировать себя — значит приспособиться к жиз­ни, к требованиям, правилам и нормам социальной действи­тельности или же, напротив, проявить свойства и черты со­циальной мимикрии (подражания); для другого — изменить существующее, преобразовать свою жизнь, жизнь других, социальное окружение или же, напротив, «произвести» со­циальную аберрацию (искажение) существующих норм, принципов, идеологии, стиля жизни и деятельности как своих личных, так и других людей, ближайшего социального ок­ружения; для третьих — создать нечто новое, уникальное (как с позитивным, так и с негативным оттенком).

Для одного объективировать себя — значит устоять перед трудностями, «соблазнами жизни», для другого — повысить или отстоять ценностный уровень поступка или жизни, для третьего — это лишь стремление к самовыражению, к пол­ноте, для четвертого — к риску, для пятого — стремление к отчуждению, отдалению, отрыву и т.д. и т.п.

Таким образом, проблема личностной модели девиантного поведения выступает как проблема самовыражения личности через ее объективацию. И это понятно. Личность отра­жает социальную действительность, индивидуально прелом­ляет и преобразует отражаемое, определенным образом относится к внешнему миру на основе этого преобразования и практически преобразует окружающий ее мир. Однако в этой логической цепи есть одно существенное «но», которое почти совсем не выявлено ни в психологии, ни в педагоги­ке, ни в социологии. Это проблема самовыражения личнос­ти. Личность, так или иначе, выражает свое отношение к со­циальному миру, социуму. Но личность может выражать себя двояко: адекватно социально-психологическим условиям или неадекватно, адекватно самой себе или неадекватно. Какие способы социального и психологического самовыражения личность будет использовать для этого? Какие цели личность перед собой ставит в этом процессе? Какого результата, сле­дует ожидать от этих действий? Вот те вопросы, на которые должен ответить психолог. Механизмы, которыми личность приводит себя «в действие», носят типологический характер, а значит, являются внутренними признаками (элементами) модели девиантного поведения. В построении личностной модели девиантного поведения используется основной психологический принцип исследования активности: сопоставление личностной структуры» способами ее реального функционирования в конкретных ситуациях, которые моделируются в естественном эксперименте. Психологи выдвинули гипотезу, что структура активности представляет собой интеграл, который включает динамические тенденции и личностные механизмы: притязания, саморегуляцию и удовлетворенность. Этот интеграл был назван ими семантическим. Он представляет собой не абстрактную универсальную структуру, а реальный личностный склад, в гармоничности или противоречивости, деформированности или акцентуированности которого выражены позитив­ные или негативные результаты способа жизни и поведе­ния данной личности.

То, что эти психологи называют «способом жизни лично­сти», я склона называть «социальным действием личнос­ти», к которым отношу, в частности, и девиантное поведе­ние с негативными (преступление, алкоголизм, проститу­ция, суицид и т.д.) или позитивными (социальное творчество) формами девиаций, а также социально-нейтральными фор­мами проявления девиантного поведения (попрошайниче­ство, побеги из дома или интерната и т.п.).

Для характеристики девиантного поведения небезынтере­сен для нас анализ структуры психологических отношении, в которой В.Н. Мясищев рассматривает и оценку, определяя класс «оценочных отношений», формирующихся на основе этических, эстетических, правовых и других социальных кри­териев поступков, поведения и жизнедеятельности. Через оценку опреде­ляется нормативность психологических отношений в различ­ных формах их проявления: одобрения—неодобрения. Оценка может оказаться проекцией самооценки.

В структуре психологических отношений В.Н. Мясищев рассматривал также убеждения личности, которые харак­теризуют мировоззренческие позиции человека, понима­ние социальных отношений и места личности в социальной структуре.

В  зарубеж­ной социальной психологии наряду с теорией В.Н. Мясищева утвердилось понятие «аттитюд» (установка); оно введено психологию У. Томасом и Ф. Знанецким, в отечественной (психологии развивалось благодаря работам Д.Н. Узнадзе, а в социологии — благодаря трудам В.А. Ядова).

Установка выполняет важную функцию координации по­знавательной деятельности человека и повышения активно­сти всех психических процессов. Будучи устойчивыми, струк­турированными компонентами сознания наряду с интереса­ми, потребностями и мотивами, установки становятся побудительной силой, направляющей и организующей со­циальную активность человека.

Под влиянием установок психологические отношения в процессе взаимодействия людей превращаются в социальные, суть которых в том, что они — взаимоотношения, т.е. резуль­тат взаимных усилий партнеров по совместной деятельности и общению, направленных на реализацию социально значи­мых целей.
Принципиально новое качество социальных отношений состоит в том, что они всегда являются продуктом взаимо­действия, взаимосвязи, взаимоустремления, взаимовлияния, взаимопознания, взаимовыражения, взаимоотношения. Это «взаимо» интегрируется в групповые эффекты сотрудниче­ства — соперничества, дружбы — вражды, любви — ненави­сти, добра — зла, лидерства — подчинения и др. Разумеется, что каждый участник взаимодействия вносит свой личный вклад в групповые эффекты взаимоотношений.
Групповые эффекты взаимоотношений — это интеграция всего многообразия человеческих отношений, включая от­ношения, заданные социальной организацией.

Характеризуя личностную модель девиантного поведения, следует иметь в виду то обстоятельство, что девиации прояв­ляются главным образом в нетипичных, экстремальных со­циальных ситуациях (хотя и не только в них) и являются, как правило, эмоциональной реакцией личности на соци­альные и психологические коллизии и противоречия (соци­альную несправедливость, кризис ценностей и т.п.). В ре­зультате происходит стремительная дезинтеграция социальных групп и институтов, утрата личностной идентификации с прежними социальными структурами, ценностями, норма­ми. Позже появляется рациональность в поведении личности в этих ситуациях, и личность начинает действовать осмысленно и избирательно.

Характеризуя ситуацию, можно схематично представить ее следующими категориями:

противоречие -> психологи­ческая напряженность ->  психологический шок -> стресс -> конфликт  ->    девиантное поведение.

Из нашей схемы видно, что важным источником девиаций является противоречие в обществе, социальной группе, в самом себе. Противоречия обусловливают социальные отклонения и конфликты.

Для отклоняющегося поведения на ситуационном уровне нужны специальные  условия в реальной жизни. В качестве такого  специального условия выступает ситуация. Определения понятия «ситуация» многочисленны и разноплановы. Каждый автор выделяет ка­кую-то одну сторону того, чем является ситуация. Приведу здесь только некоторые мнения: ситуация — комплекс обсто­ятельств; комплекс действий; совокупность событий, отно­шений; последовательность событий; динамическое образо­вание; специальная среда, обстановка; совокупность условий; фон для каких-либо действий; стимул к действию и др.

Такая многоголосица не случайна: она отражает много­гранность самого объекта исследования — ситуации. И вовсе не безразлично, как мы определим ситуацию. Это не только теоретический вопрос, но и прикладной, практический.

Наиболее расхожим, признанным пониманием ситуации яв­ляется понимание ее как совокупности обстоятельств реаль­ной социальной действительности, того фона, на котором раз­ворачиваются какие-то события, действия, причем эти обсто­ятельства должны служить стимулом к действию, поступку.

Чтобы понять ситуацию, придется вспомнить некоторые положения из марксистской теории отражения.

Первое. Отражение — процесс активный. Все, что отражается в нашем сознании, включено в нашу деятельность, т.е. отмечено активным отношением к окружающей действительности.

Второе. Отражательная деятельность субъекта отвечает его потребностям, мотивам. В этом заключается личностный ха­рактер отражения: для меня данные обстоятельства — сти­мул к социальному действию, поступку, для вас — нет, или наоборот.

Третье. «Взаимодействие — вот первое, что выступает перед нами, когда мы рассматриваем движущуюся материю...

Мы не можем пойти дальше познания этого взаимодействия,именно потому, что позади его нечего больше познавать.

В социальной деятельности взаимодействие следует понимать взаимоотношения между субъектами. Именно взаимоотношения, приобретая личностный   характер определяют мотивацию действий и поступков, отклонений.

Взаимоотношения лежат в основе всех поступков человека.

В ситуацию входят не все взаимоотношения, поскольку 0ни имеют изменчивый характер. Поэтому целесообразно говорить о том, что ситуация — не просто совокупность, а система взаимоотношений, в основе которой лежит комп­лекс социальных и психологических противоречий. Эти про­тиворечия могут складываться: а) между условиями деятель­ности или их отдельными компонентами и собственно дея­тельностью; б) между объективными условиями ситуации и их осознанием субъектом; в) в структуре самой деятельнос­ти (рассогласование системы «потребности — интересы — цели — мотивы — средства деятельности — ее результат»); г) между субъектами разного уровня организации (личность, социальная группа, класс, нация, общества и т.п.).

В основе модели девиантного поведения на ситуационном уровне лежит степень развития противоречий в рамках той или иной ситуации. В качестве критериев модели девиантно­го поведения можно предложить различные ситуации, соот­носящиеся:

  • со степенью их устойчивости (устойчивые — неустой­чивые);
  • обыденные — штатные (стандартные — нестандарт­ные, неординарные, экстремальные; проблемные-конф­ликтные);
  • с временными характеристиками (длительно действу­ющие, ситуации средней длительности, кратковременные);
  • с пространственными параметрами (страна, республи­ка, регион и т.п.);
  • с субъектом деятельности;
  • с объектом (экологическая, экономическая, полити­ческая, социальная и т.п.);
  • с факторами контроля (управляемые и неуправляемые, стихийные и планируемые);
  • со сложностью.

Чрезвычайно важно отметить, что «соотнесенность с ситу­ацией» этих параметров модели не следует понимать букваль­но, т.е. в том смысле, что способы разрешения социально-психологических проблем и противоречий, используемые в данный момент, соотносятся с ситуацией, которая в этот же момент имеется налицо в виде каких-то внешних обстоятельств. Ведь мы понимаем, что ситуация — это не совокупность на­личных обстоятельств, а система взаимоотношений, отражен­ная в .сознании. Внешние обстоятельства могут в данный мо­мент _и не присутствовать, но они обязательно включены в ситуацию. Более того, хотя они часто бывают, скрыты но  «работают», ибо содержатся в ситуации в, снятом виде.
Анализ отклоняющегося поведения показывает, что, он может «задаваться» четырьмя ведущими факторами: а) социальным статусом человека; б) его ролью как субъекта деятельности; в) характером выполняемой деятельно г) ценностными критериями. В связи с этим можно в рабочем порядке назвать эти отклонения статусными, ролевыми, деятельностными и ценностными.

Типы девиантного поведения

На основании данной классификации мы выделяем следующие модели (типы) ситуаций девиантного поведения.

Первый тип ситуаций — ситуации социально-статусных взаимоотношений. В этих ситуациях взаимоотношения складываются на основе социального статуса их субъектов, проявляются социально-психологические качества личности в соответствии со структурой ближайшего социального окружения (среда), общества. Реализуя эти взаимоотношения, субъекты выступают как представители класса, социальных  слоев, профессиональных групп, этнических общностей, политических и общественных организаций, возрастных групп, территориальных общностей (земляк, сосед, сооте­чественник).
При возникновении различных ситуаций социальный ста­тус и определяемые им взаимоотношения могут стать доми­нантными в зависимости от характера взаимодействия субъек­тов как представителей социальных групп и стоящих перед ними задач.

Второй тип ситуаций — ситуации ролевых взаимоотно­шений. К этому типу можно отнести взаимоотношения, воз­никающие при исполнении: а) внутри групповых ролей: ли­дер-ведомый, старожил-новичок и т.д.; б) ролей, складывающихся в процессе формального и неформального общения: организатор, бригадир, шеф, эрудит, критик, фантазер и т.д. (возможны любые варианты сочетаний). В неформальных отношениях роли соотносятся со значимыми ценностями группы и носят личностный, интимный характер.  

Ролевые взаимоотношения в основном носят стереотипный характер. Роль является функциональной стороной ста­туса, который детерминируется правами и обязанностями, социальной позицией и др. Каждой роли соответствует на­бор экспектаций со стороны других людей, которые, по су­ществу, определяют взаимоотношения согласно занимаемо­му статусу и исполняемой роли.

Статусные и ролевые отклонения могут проявляться в деятельностных и нравственных взаимоотношениях.
Памятуя о том, что поступок, действия являются своего рода молекулой социальной активности личности, ее социально-психологическим индикатором, нельзя не заметить и взаимоотношений, которые складываются в самой деятель­ности, в процессе осуществления каких-либо форм пред­метно-ориентированной совместной деятельности. Назовем этот тип взаимоотношениями совместной деятельности (дея­тельностными).

В процессе своей жизни и деятельности индивиды вступа­ют в различные формы взаимоотношений этого типа.

Отношения субъектов, органически вплетенные в какую-либо предметно-ориентированную деятельность, могут иметь характер зависимости, координации, субординации, взаи­мопомощи, взаимостимулирования, поддержки, обмена со­циальным опытом, солидарности, кооперации, доверия, требовательности, сотрудничества, сопротивления, создания помех, открытого противодействия, игнорирования и т.д. Они могут протекать в форме товарищеского соревнования, здо­рового соперничества, творчества, но могут и обостряться до враждебной конкуренции и конфронтации, вплоть до со­циальных конфликтов и отклоняющегося поведения.

Данные взаимоотношения лежат в основе третьего типа ситуаций. Нельзя забывать о том, что действия и поступки в тех или иных социальных ситуациях совершают живые люди со всеми присущими им свойствами. Поэтому все их дей­ствия и поступки являются (независимо от их воли) формой обнаружения и способом реализации ценностных отноше­ний. Они имеют интегративный характер, пронизывают все сферы жизнедеятельности людей, являются неотъемлемым атрибутом любой разновидности человеческих взаимоотно­шений, имеют ключевое значение для создания социальных и психологических ситуаций, так как постоянно «просвечи­ваются» в повседневной жизни, в поступках людей. Эти от­ношения обладают наибольшей «ситуагенностью».

Ценностные проблемы постоянно воссоздаются в жизне­деятельности людей, являясь «копилкой» их социального опыта. Разрешив их, можно актуализировать потребность в общении, взаимодействии и т.п. через создание ситуаций ценностных взаимоотношений. Это и есть четвертый тип ситуаций.
Все взаимоотношения людей представляют собой интегративное единство, все их типы взаимодействуют, взаимо­проникают. В зависимости от доминантности какого-либо типа взаимоотношений ситуацию девиантного поведения можно рассматривать, скажем, как ситуацию отношений.

Таким образом, любой тип взаимоотношений эквипотен­циален, имеет синтетический характер, при доминировании одного типа взаимоотношений реализуются в той или иной мере и другие типы взаимоотношений. В психологии и педагогике социальная  среда рассматривается как условие, формирующее личность, т.е. субъективно переживаемая человеком объективная реальность. Социальная среда человека — своеобразный показатель интериоризации им культуры, уровня социального развития, меры учас­тия в жизни общества.

Психологический аспект единства (целостности) среды че­ловека был изучен Л.С. Выготским, А.Н. Леонтьевым и др. Л.С.Выготский, в частности, выделяет простейшую единицу для изучения личности в окружающей ее среде: «Переживание ребенка и есть такая простейшая единица... среда определяет развитие ребенка через переживание среды».

В социальной психологии не существует принципиально­го разногласия в понимании термина «социальная среда». Социальная среда представляет собой либо совокупность социальных условий жизнедеятельности человека, оказыва­ющих влияние на его сознание и поведение, либо как сово­купность объективных факторов, влияющих на формирова­ние и поведение личности.

Вместе с тем понятие социальной среды не может быть бес­конечно обширным по отношению к конкретной социальной организации (социальной группе, общности людей и т.п.). Ре­альная среда социальной организации имеет свои пределы.     

В социальной среде формируется фон социального отклонения, играющий, как правило, активную роль. Окружающая социально-психологическая обстановка влияет на деви­антов посредством общественного мнения, закона, политических структур, других социальных групп и т.д. Сюда следует
отнести функционирование - социальных норм и санкций,
ценностей, прав и обязанностей и т.п.              

Кроме того, любая социальная организация функциони­рует и развивается в конкретной социокультурной среде (мик­росреде) с ее определенными обычаями, традициями, жизненными ценными ценностями.
Очевидно также и то, что не следует рассматривать взаимодействие социальной организации и среды только как путь « с односторонним движением». Девиантные отношения, под­ведение людей способны формировать окружающую их среду.

Восприятие девиантного поведения средой зависит от такого ее свойства, как достигнутая стадия развития, ставящая определенные юридические (санкции), нравственные (нормы и правила), психологические (методы воздействия) рамки распространению тому или иному отклоняющемуся поведению, так как это поведение, как правило, — вызов микросреде, социальной среде в целом, противостояние ей, а значит, конфликт с ней. Поэтому нельзя не согласиться с польским ученым Я. Зеленевским в том, что «реализуя но­вые ситуации, которые частично или полностью подрывают правила и нормы, конфликт действует как стимул установ­ления новых правил и норм».

Ситуации являются условиями окружающей среды, они интенсифицируют, смягчают, трансформируют или служат проводниками выражения девиантных отношений и поведе­ния.

Любая социальная общность находится в некотором со­циально-культурном окружении, выступающая частью, под­системой большой социальной организации. Среда социаль­ной организации включает наряду с организованными и сти­хийно действующие факторы.

Каждому человеку необходим какой-либо объект, на ко­тором он мог бы «реализовать свою субъективность» (Л.С. Вы­готский), проявить свою сущность, выразить себя. Способов и форм социальной и психологической самореализации су­ществует много: для одних — это творчество, для вторых — общественная работа, милосердие, для третьих — хобби, мода, для четвертых — алкоголизм, наркомания, проститу­ция и другие социальные отклонения.

Что касается проблемы социализации личности, то здесь требуется учет не только общих детерминант, но и других обусловливающих этот процесс факторов, в частности ее микросреды. Человек в силу своей временной и пространственной ограниченности не в состоянии вступать во всю совокупность общественных отношений и подвергаться воздействию со стороны этой сложнейшей социальной системы.
Он испытывает влияние лишь определенной ее части, в которую оказывается непосредственно включенным. А мера влияния на личность соответствующей микросреды будет суще­ственным образом зависеть от устойчивости последней и отношения самой личности к тем или иным воздействиям со стороны этой среды. К устойчивым объединениям микро среды относятся первичные коллективы и различного рода
неформальные группы, возникающие на самой различной основе.

Типичные качества члена этих социальных групп, оказы­вающие влияние на регуляцию и саморегуляцию его поведения и выполнение функциональных обязанностей в коллек­тивной деятельности, формируются под влиянием макро­среды. Однако влияние последней на сознание и поведение конкретного индивида осуществляется чаще всего не прямо и непосредственно, а опосредуется в большей или меньшей степени ближайшим его окружением, микросредой.

Совместная предметно-ориентированная деятельность и непосредственные контакты членов социальной группы, не­формальное общение служат основой формирования общ­ности взглядов, норм поведения и ценностных ориентации, мнений и групповых предпочтений, установок и других со­циально-психологических явлений. Любая социальная груп­па, чтобы сохранить свое существование, примет меры к тому, чтобы превратить групповые нормы и взгляды, установки и ценностные ориентации в принципы и правила индивиду­ального поведения.

Всякое отклонение от нормы и ценностей отражается в реальном поведении человека, и это фиксируется другими членами группы и влияет на их отношение к нему. А по­скольку каждый человек дорожит положительным отноше­нием к нему тех людей, с которыми он непосредственно взаимодействует, то это и определяет силу социально-пси­хологического влияния группы на своих членов.

Однако микрогруппу не следует понимать как простую совокупность указанных структурных элементов модели, а индивида — как пассивный объект внешних воздействий. Наоборот, микросреда по своей сути динамичное, целост­ное образование. Динамичен в ней и индивид: он и продукт, и результат субъект-объектного и субъект-субъектного взаи­модействия. Общество в своем развитии создает, преобразу­ет и совершенствует объективные условия своего существо­вания, а отдельный индивид в процессе онтогенетического развития и деятельности, а также социализации создает, пре­образует и совершенствует свою собственную микросреду.

Таким образом, диалектическое понимание взаимосвязи личности и ее микросреды предполагает необходимость при­знания активности самой личности, ее относительной само­стоятельности. Эффективность воздействия на личность со сто­роны социальной среды будет существенным образом зави­сеть от того, насколько те или иные воздействия соответствуют субъективному внутреннему миру личности, каким образом они будут преломляться, трансформироваться, «взаимодей­ствовать» соответственно этим внутренним условиям.

Дело в том, что внутренние, психологические факторы, будучи детерминированы конкретными социальными условиями бытия индивида, приобретают относительную, само­стоятельность и могут оказывать обратное (дезинтеграционное, дезадаптивное) влияние на его поведение, характери­зуя соответствующие поступки и действия индивида.

Учет такой взаимосвязи указанных выше уровней соци­ально-психологической детерминации личности — члена социальной группы — позволяет конкретизировать роль со­циальной группы в формировании личности и на этой осно­ве вырабатывать конкретные рекомендации по повышению действенности влияния микрогруппы на процесс социали­зации и становления личности.

Итак, подводя итог характеристике моделей девиантного поведения, следует особо подчеркнуть, что эти модели, во-первых, будут всего лишь определенным представлением некоторого момента или стадии (среза) девиации и никогда не смогут полностью отразить ее реальные характеристики, динамику. Во-вторых, девиации, девиантное поведение все­гда детерминируются многообразием причин, объективных и субъективных обстоятельств, которые в каждой конкрет­ной ситуации глубоко индивидуальны и специфичны. В-тре­тьих, девиации детерминируются противоречивой исходной социальной позицией каждой личности, «включенной» в девиантные отношения, ее диспозиционным поведением. Мо­делирование противоречивых исходных позиций и диспози­ций личности — весьма сложное дело [3, С.46-58].

Источники: 1. Кравченко А.И. Социология: Учебник для студентов вузов. М., 1999. С. 149; 2. Мертон К. Социальная структура и аномия // Социол.исслед., 1992. № 3.с.104.; 3. Клеймберг Психология девиантного поведения. М. – 2001. – С. 46-58

Автор статьи: Кривонос Г.А.

При перепубликации ссылка на первоисточник обязательна!

Психологические статьи и обзоры

Перейти на Крымский психологический форум

Вернуться на главную страницу

Facebook Vk Ok Twitter Telegram Whatsapp Pocket

Похожие записи:

Теории девиантного поведения. Причины девиантного поведения.  Автор статьи: Кривонос Г.А. Нормативные системы общества не являются застывшими, навсегда данными. Изменяются сами нормы, изменяет­ся отношение к ним. Отклонение от нормы столь же есте­ственно, ...
Вы уже хорошо знаете, что психология поведения дала объектом своего изучения факты поведения, рассматривая их в качестве антитезы явлениям сознания. Напомню, что противопоставление поведения и сознания шло по линии метода выявления соответствующих фактов. В сл...
Делинквентное поведение. Делинквенты. Криминальное поведение Автор статьи: Кривонос Г.А. В процессе социализации возможны откло­нения, дезинтеграция индивида. Такие явления называют­ся девиантным (отклоняющимся) поведением, а людей, ко­торые следуют такому ...
По материалам дипломной работы А.И. Прихидько «Образ науки и стратегии совладающего поведения у современных ученых» (МГУ им. М.В. Ломоносова, факультет психологии, 2001). Введение Современное состояние России большинством исследователей (как отечественны...
Оппозиционно-демонстративное расстройство Автор: Кривонос Г.А. Оппозиционно-демонстративное расстройство было включено в справочник DSM, чтобы выявить раннее проявление антисоциального и агрессивного поведения среди дошкольников и детей школьного возраста. ...
Анализ причинно-следственных связей, детерминации человеческого поведения в деловом общении предполагает выявление социально-психологических механизмов, лежащих в основе взаимодействий между нашим "Я" и социальной средой личности. Как каким образом мы...