Боюсь звонить по телефону!

7 минут на чтение

Кирилл производит впечатление открытого и коммуникабельного человека. Приподнятое настроение, улыбка, прямой взгляд в глаза. Очень сложно предположить, что у него есть хоть какие-то проблемы в общении. Но именно по этому поводу он обратился к психологу.


КИРИЛЛ: У меня проблемы с общением. Мне трудно говорить по телефону.


ЮЛИЯ ВАСИЛЬКИНА: Опишите ситуацию как можно подробнее. Как именно это проявляется, когда все началось?


К.: Впервые я обратил на это внимание в подростковом возрасте. Я помню, что мне нравилась девочка и очень хотелось разговаривать с ней по телефону. И мы болтали по два часа! Вот только разговор получался странный: большие паузы, вздохи, «ну…», «вот…». В общем-то, и разговором это сложно было назвать. С тех пор у меня и сохранилась неуверенность в том, правильно ли я веду беседу по телефону.


Ю. В.: С кем вам разговаривать по телефону сложнее всего?


К.: С людьми «официальными», по работе. Особенно если я плохо знаю их или точно уверен, что они не слишком дружелюбны. Еще сложно звонить во всякие организации: поликлиники, службы. Я стараюсь всеми силами избежать телефонного общения. Если можно – заменяю его на личный контакт или пишу на электронную почту. А в поликлинику прошу звонить жену.


Ю. В.: Интересный момент – замена телефонного общения на личное. Получается, обсуждая тот же вопрос, но видя собеседника, вы не испытываете напряжения?


К.: Нет, в личном общении все гораздо легче.


Ю. В.: Вы испытываете одинаковое напряжение, если вам нужно позвонить самому и если звонят вам?


К.: Нет, напряжение – только если мне нужно набрать номер самому. И самое сложное – начать разговор и представиться. Потом все идет нормально. Мне нужно какое-то время, чтобы настроиться перед тем, как набрать номер. Для меня это как «мешки ворочать».


Ю. В.: А есть ситуации, когда позвонить кому-то для вас просто?


К.: Спокойно звоню своим близким, друзьям, даже коллегам по работе, с которыми сложился хороший контакт. Причем сама тема разговора может быть напряженной, мы можем даже ругаться, но и в следующий раз я буду звонить этому человеку со спокойной душой.


Ю. В.: Итак, вам важно, чтобы в отношениях с человеком был накоплен «кредит доверия». А труднее всего инициировать телефонный разговор с незнакомыми людьми из официальных служб, а также по рабочим вопросам, если вы не уверены в доброжелательности собеседника.


К.: Совершенно верно. Мне бы хотелось изменить эту ситуацию. Этих маленьких моментов напряжения за день накапливается много, и вечером я чувствую себя вымотанным.


Ю. В.: Напряжение накапливается именно из-за телефонных звонков?


К.: Нет, причин много. Но если убрать хотя бы эту часть, может было бы легче?


Ю. В.: Прежде чем мы приступим к обсуждению того, что можно сделать, подумайте: насколько вам мешает то, что вы предъявили как проблему? Страдает ли из-за этого ваша работа или какие-то другие сферы жизни?


К.: Нет, не думаю, что работа страдает.


Ю. В.: Несмотря на напряжение, вы все равно звоните человеку, а, например, не «забываете» о звонке?


К.: Всегда звоню, когда нет возможности лично встретиться.


Что же… Я запуталась и решила задать коронный вопрос психолога-консультанта, чтобы понять, «в чем тут соль».


Ю. В.: Вы пытались как-то справиться с этой проблемой самостоятельно? Что вы предпринимали?


Кирилл начал издалека. Он рассказал о своем детстве. По его словам, он был очень стеснительным мальчиком, боявшимся общения как со сверстниками, так и со взрослыми, например учителями. В двенадцать лет он сам решил бороться с той ролью, которая была отведена ему в классе. Он настоял на том, чтобы перейти в другую школу. Это был шанс попробовать новое поведение, более смелое и открытое. И у него получилось! Постепенно он учился общаться, боролся со смущением, тренировал открытый взгляд. Его полюбили учителя, так как он относился к ним с уважением и при этом сохранял собственное достоинство. Занял он достойное место и среди сверстников.


История Кирилла меня впечатлила. Путь смелого человека, готового ставить перед собой задачи по самосовершенствованию и достигать целей. И то, что осталось от тотальных трудностей общения, – это лишь небольшое волнение перед тем, как набрать телефонный номер, и в первую минуту разговора, когда нужно представиться! Я решилась на небольшую провокацию.


Ю. В.: Кирилл, а если я скажу, что вашу трудность разрешить никак нельзя? Что вам придется жить с ней до конца жизни?


К. (улыбаясь): Ну, значит, буду жить. Правда, я не верю в то, что она не разрешима. Я ведь многое и посерьезнее преодолел!


Ю. В.: Еще важный вопрос. Могли бы вы сказать, что ваша проблема в чем-то несет удобства?


К.: Хм… Я об этом не задумывался. Но, если подумать, я могу переложить часть обязанностей по телефонному общению «с организациями» на жену, которая знает о моей проблеме и старается мне помочь. Изредка я могу переложить звонок на коллег, если вопрос общий, хотя я, конечно, делаю все, чтобы они о моей проблеме не догадывались.


Ю. В.: Та трудность, которую вы предъявили как проблему, не мешает вам в контактах с людьми. Это похоже на «остаточное явление» после серьезного заболевания, которое лишь намеком напоминает о том, какой серьезный путь вы прошли самостоятельно. И, откровенно говоря, проблема мне видится в другом. По-научному это называется «аггравация», а иначе – преувеличение существующих проблем.


К.: Вы считаете, что боязнь телефонного общения – это не проблема вовсе?


Ю. В.: У вас нет боязни телефонного общения. Под этим понятием понимается гораздо больший масштаб проблем, чем напряжение перед телефонным разговором с некоторыми людьми и в его первую минуту.


К.: Возможно, вы правы. Мне нужно подумать над тем, что я преувеличиваю эту трудность. Если поставлю перед собой задачу справиться с этой небольшой страшилкой, как мне действовать?


Ю. В.: Откровенно говоря, я уверена, что вы способны справиться с этим сами, без помощи психологов. Думаю, вам достаточно самостоятельно поискать информацию, выбрать то, что вам будет более близко, и попробовать применить. Скорее всего, вы справитесь с этой страшилкой в течение года или даже раньше, если поставите перед собой задачу. Но, чтобы начать этот процесс, скажите, какой образ своей трудности вы могли бы предложить?


К.: Я сравниваю ее с физическим трудом. Скажем, нужно прокопать несколько метров траншеи. Первый метр идет легко, ты не чувствуешь усталости, но она ведь уже есть! Второй метр, третий – все еще ничего. А на четвертом понимаешь – если сейчас не отдохнуть, то просто упадешь. Вот так и с телефонными звонками – напряжение незаметно накапливается.


Ю. В.: Это тот самый случай, когда нужно поменять отношение к проблеме! Хочу вам предложить альтернативный образ. Представьте, что вы несли груз, но теперь можете его оставить и отправиться дальше налегке. В этом случае вы почувствуете облегчение: груза уже нет, и дальше можно идти свободно! Кстати, в борьбе с напряжением помогают ритуалы: например, после тяжелого телефонного разговора можно смять ненужную бумажку и с силой запустить ее в ведро. Через движение руки вы «сбросите» груз и усталость.


Кирилл поспорил со мной некоторое время по поводу того, что если человек нес груз, значит ему было тяжело и усталость в теле непременно останется. Но постепенно пришел к выводу, что это то ценное зерно, которое он вынесет из нашей консультации. Поменять образ проблемы, отношение к ней – действительно важно. Кирилл рассказал, что уже давно пользуется еще одним ритуалом: встает и делает несколько шагов, расправляет плечи и стряхивает руки. Что же – это тоже вполне подходит!


Мы закончили нашу консультацию тем, что современный человек несет на себе ежедневный груз напряжения, накапливающийся по разным причинам. И можно найти способы избавляться от него в течение дня и по его завершении. Слушать расслабляющую музыку, применять элементы аутотренинга, ходить в баню и на прогулки в лес. Кирилл сказал, что поищет для себя наиболее удобные способы для «тотального» расслабления. Что же – я уверена, он обязательно найдет эти способы!


P. S. Сказать клиенту о том, что его проблема проблемой не является, – значит достаточно чувствительно «ударить» его, потому что это может быть им расценено как недостаточное внимание к его персоне и неспособность «смотреть вглубь». Но иногда такой шаг просто необходим, чтобы помочь клиенту выйти на новый уровень понимания себя. И на этот раз очень успешный! Через неделю Кирилл позвонил мне, чтобы поблагодарить за нашу встречу. За это время он начал бороться с «долгим настроем» на звонки, поняв, что он лишь затягивает процесс и повышает напряжение. Теперь он следит за тем, чтобы звонить как можно быстрее, обдумав предстоящий разговор лишь в необходимой мере. И привыкает воспринимать такие звонки как «сброшенный груз», после которого становится особенно легко.

Facebook Vk Ok Twitter Telegram Whatsapp Pocket

Похожие записи:

Счастливым парам не знакомы проблемы типа "он не хочет иметь от меня детей" или "я боюсь, мой муж изменяет мне". Если вы хотите, чтобы ваш брак был гармоничным, первое, что вы должны сделать, это дать друг другу свободу выбора и не пытаться кон...
"Я самый жалкий из всех живущих. Если то, что я чувствую, разделить на весь род человеческий, на земле не останется ни одной улыбки. Стану ли я лучше - не знаю. Боюсь что нет, и это ужасно. Оставаться таким, как есть, невозможно. Я должен умереть или ...