Аборты в современном обществе

6 минут на чтение

Тема абортов в современном обществе достаточно противоречива. Прерывание беременности в нашей стране может проводиться по желанию женщины до 12 недель, по социальным и медицинским показаниям. Все три группы дискутабельны и заслуживают внимания, но я хотела бы коснуться последней. Какие же бывают медицинские показания к прерыванию беременности?

Специалисты сухо делят их на показания со стороны матери и показания со стороны плода. Показания со стороны матери – острые и подострые воспалительные и соматические заболевания, которые представляют серьёзную опасность для здоровья женщины, а порой даже жизни – в случае сохранения беременности. К таким показаниям также можно отнести наличие у беременной прогрессирующего психического заболевания, которое, в свою очередь, исключает благополучное материнство.

Организм разных женщин реагирует по-разному на беременность. Как правило, токсикоз (опять же различной степени выраженности) в первой половине беременности – явление скорее нормальное. Гестозы или токсикозы второй половины беременности – тоже явление нередкое. Грань между нормальным состоянием и патологией в каждом конкретном случае определяет врач, наблюдающий беременную женщину.

В данной ситуации важно вовремя встать на учёт, чтобы врачи могли дифференцировать токсикоз от начала симптомов более серьёзных заболеваний. В идеале, разумеется, стоит пройти обследование перед планированием беременности. Латентные и вялотекущие заболевания могут обостряться во время беременности. Прерывание беременности в подобных случаях, как правило, мера крайняя. Проводится она, если нет возможности пролонгировать беременность до срока, когда плод может выжить в условиях внеутробных.

Одной пациентке, назовём её Анной, прерывали беременность дважды на сроке 16 недель. В обоих случаях причина была во внезапно развившемся массивном кровотечении из расширенных вен пищевода. После первого случая от обследования она отказалась, аргументируя свой выбор тем, что она – молодая, стало быть, здоровая. Повтор подобной истории заставил призадуматься, и она неохотно согласилась на обследование, в чём большая заслуга её мужа. Выяснилось, что 22-летняя женщина страдает врождённой портальной гипертензией, и эпизоды необильного пищеводного кровотечения имели место быть в подростковом возрасте, что в своё время её родители расценили как травму и не обращались к врачу. Анна была оперирована и через полтора года смогла зачать и выносить ребёнка. Напомню, что речь сейчас не идёт о преждевременном родоразрешении, когда срок гестации плода достаточно большой, и ребёнок жизнеспособен (весит заведомо более 500 грамм). Мы говорим о ситуации, когда стоит выбор: жизнь матери или жизнь ребёнка. Выбор тяжёлый, и, с точки зрения обывателя, – неоднозначный.

И этот выбор делается в сторону жизни матери. Показаниями к прерыванию беременности со стороны плода служит перинатальная диагностика у последнего некурабельной (неизлечимой) патологии. Патологии плода можно разделить на хромосомные заболевания и врождённые пороки развития. К первым относятся хромосомные аберрации, связанные с изменением количества и/или структуры хромосом. Большинство хромосомных аномалий сопровождается множественными пороками развития, что можно диагностировать с помощью ультразвукового исследования плода, а уточнения типа хромосомной аберрации проводятся при кариотипировании плода.

Вопросы прерывания в ситуациях с некоторыми хромосомными заболеваниями становятся в последние годы более дискутабельными. К примеру, синдром Клайн-Фельтера (увеличение количества половых хромосом) не вызывает грубых аномалий внутренних органов, но грозит бесплодием. О различных вариантах синдрома Дауна тоже написано немало, в последнее время появляются случаи, когда родители сознательно сохраняют беременность таким ребёнком при отсутствии грубых нарушений со стороны врутренних органов.

Главное, к чему должны быть готовы родители, решившие сохранить ребёнка с хромосомным заболеванием, – к неизлечимости патологии. В последние годы, как в нашей стране, так и за рубежом, появилось много публикаций, и разработано много методик по развитию и социальной адаптации детей с синдромом Дауна. Но по статистике, в нашей стране от детей с синдромом Дауна после рождения родители отказываются в 80% случаев. Ещё во времена, когда я был ординатором на цикле в одном из перинатальных центров, мне довелось наблюдать женщину, беременную ребёнком с множественными пороками. Она категорически отказывалась от прерывания, мотивируя это отрицательной группой крови у себя и, будучи убеждённой, что в современной медицине все пороки можно вылечить. Убеждения со стороны медиков продолжались до 27 недель гестации.

В 36 недель гестации женщина родила ребёнка с тяжёлой хромосомной аномалией, синдромом крика кошки. До шести месяцев ребёнок часто госпитализировался из-за судорожного синдрома и асфиксии, в шесть месяцев мать от него отказалась, убедившись в бессилии медицины. Этот ребёнок умер ещё через 2 месяца. Вопрос курабельности детей с врождёнными пороками развития без хромосомного заболевания тоже неоднозначен. Существуют десятки причин, способных в течение первых 10 недель вызвать неправильную закладку органов плода, но есть пороки, которые успешно коррегирируюся хирургическим путём после рождения. В ситуации, когда на УЗИ плода выявлен один или более врождённых пороков, вопрос о продлении или прерывании беременности стоит решать не с одним врачом, а, минимум, с тремя. При этом целесообразно проконсультироваться с детским хирургом, т.к. порой только этот доктор может дать достаточно подробную информацию о том, когда нужно прооперировать ребёнка (порой это первые часы жизни), каков реабилитационный период, риски и возможные осложнения.

Родители имеют право знать, с какими трудностями им придётся столкнуться в течение первых часов, дней, а, возможно, даже месяцев и лет после рождения ребёнка. Два года назад в моей практике был такой случай. Ко мне пришла моя хорошая знакомая, ассистент с кафедры акушерства и гинекологии, и рассказала историю про беременную женщину из её отделения. «Представляешь, множественные пороки только в 32 недели определили, мы отказали ей в прерывании, слишком поздно, но ребёнок – некурабельный», – рассказывала моя коллега.

Когда я стала расспрашивать про пороки у ребёнка, выяснилось, что имеется диафрагмальная грыжа, средостение смещено, лёгкое сморщено, кишечник – в правой половине грудной клетки. Другими словами, всё укладывалось в определение одного порока, а не множественных. Я напросилась посмотреть пациентку коллегиально. Зайдя в палату, я увидела заплаканную беременную женщину.

Её звали Оксаной. Она выглядела моложе своих 27-ми, то ли из-за миниатюрности, то ли от растерянности и волнения. И это не удивительно, психология беременной женщины отличается особенной ранимостью. После совместного осмотра на УЗИ, мы поняли, что ребёнок курабелен и может быть оперирован после рождения. Оксане и её мужу было подробно объяснена суть порока и принцип оперативного лечения. Теперь задачей будущей мамы было настроиться на трудности материнства и нормально питаться, т.к., чем больше масса ребёнка, тем выше шансы на успех. Оксана рожала в одном из родильных домов в максимальной близости от детского хирургического отделения, в котором было решено оперировать малыша. Мальчик с массой 3600 г был оперирован на вторые сутки после рождения торакоскопическим способом, т.е. через маленькие разрезы длиной всего 3 мм. Оксана назвала сына именем хирурга, оперировавшего её ребёнка. В первый год жизни у малыша были трудности: он начал позже сверстников сидеть, позже появились первые зубы, перенёс левосторонюю пневмонию. Но сейчас эти проблемы в прошлом.

В настоящее время он здоров и не отстаёт в развитии от сверстников. Конечно, вопрос о том, прервать или сохранить беременность, решает в конечном итоге женщина, но задачей врачей было и остаётся донести до сознания женщины и её родных суть ситуации, варианты развития событий в том или ином случае, иными словами, – предоставить максимальную информацию. Приведённые примеры клинических случаев являются, с точки зрения статистики, казуистическими (редкими). Но редкий случай, как мы все знаем, является редким только в том случае, если происходит не с нашими знакомыми. Иными словами, за любой казуистикой есть чья-то судьба.

Ссылка размещена на правах рекламы.

Facebook Vk Ok Twitter Telegram Whatsapp Pocket

Похожие записи:

В современном, быстро меняющемся динамичном мире, существуют свои правила. Социальные видоизменения, которые происходят на сегодняшний день в обществе, ведут к разрушению традиционных, уже устоявшихся стереотипов женского и мужского поведения. Демократизация п...
В современном обществе все настойчивее пропагандируются культ семьи, полноценные отношения между мужчиной и женщиной, потребность иметь детей. Но, независимо от общественных настроений, растет число людей, которые образуют «государство в государстве» и предста...
В современном обществе стало модным отказываться от стереотипов. Ведь практически каждому человеку предоставляется полная свобода выбора. И эту свободу можно применить совершенно ко всему, в том числе и к выбору одежды. Самым наглядным примером тому служит выб...
В современном обществе одинокая мама, к сожалению, – довольно распространённое явление. В редких случаях женщина бросает своего ребёнка, разлучившись с мужем. Конечно, причины развода супругов не всегда заключаются в обоюдных разногласиях или новых отношениях,...
Практика заимствования новых форм сексуальности из других культур встречается достаточно часто, но не часто эти заимствования входят в повседневную жизнь и получают распространение в обществе. И несмотря на то что статистики по свинг-движению в России сегодня ...
К человеку, излучающему уверенность в себе, другие люди тянутся, словно растения к солнцу. В обществе такого человека чувствуешь себя достойно и комфортно. Стать таким человеком в ваших силах, ведь вера в себя - это то, чему можно научиться. Техника №1. Лучши...